М.Л. ШАККУМ: "СТРОИТЕЛЬСТВО ЖИЛЬЯ ТОЛЬКО С УЧЕТОМ СОЦИАЛЬНОЙ И ТРАНСПОРТНОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ"
11 августа 2016 года

Ко Дню строителя мы взяли интервью у Мартина Люциановича Шаккума, почетного строителя России, депутата Государственной Думы 3-6 созывов, первого заместителя руководителя фракции "Единая Россия".

Вы прошли путь от инженера строителя до законодателя. Насколько опыт работы в реальном секторе помогает в работе депутата?

- С одной стороны, над законами должны работать юристы. Но с другой стороны, при разработке законопроекта очень важно понимать последствия принятия той или иной нормы. В кабинетах этому не научишься, нужно работать в реальном секторе экономики. Тогда понимаешь, что за собой влечет каждая строчка закона. В законотворческой работе мне, конечно, помогал весь опыт, который я приобрел до того, как был избран первый раз депутатом Госдумы в 1999 году. Окончив Калининградское высшее военно-инженерное училище, а затем Всесоюзный заочный инженерно-строительный институт, я много лет работал в сфере строительства, прошел путь от инженера-наладчика до начальника управления специальных работ. Занимался и проектированием, и организацией строительства, в том числе объектов теплоснабжения.

Вы в течение 10 лет возглавляли сначала комитет Госдумы по промышленности, строительству и наукоемким технологиям, затем - по строительству и земельным отношениям. Что удалось сделать для развития строительного комплекса, для облегчения работы строителей и строительного бизнеса?

- С 2002 года в Госдуме началась работа над законодательством по повышению доступности жилья. В итоге был принят пакет из 27 законов, в числе которых Градостроительный и Жилищный кодексы, закон об участии граждан в долевом строительстве, закон об ипотеке. Главная идея пакета была такая: стимулирование строительства с одновременным стимулированием спроса с помощью ипотеки. В 2005 году этот пакет законов лег в основу приоритетного национального проекта "Доступное и комфортное жилье - гражданам России", он был доработан с учетом накопленной правоприменительной практики. Были созданы и институты развития в жилищной сфере - Фонд "РЖС" и АИЖК. Первый занимался вовлечением участков в оборот под жилищное строительство, второй - развитием ипотеки. Кстати, в 2015 году мы их объединили и образовали единый институт развития в жилищной сфере.

Кроме того, все эти годы мы вели активную борьбу с избыточными административными барьерами в строительстве. Мы наделили Правительство полномочиями по установлению исчерпывающих перечней процедур в строительстве. Такой перечень уже определен для жилищного строительства.

 Можно ли в цифрах оценить результаты всей этой совместной работы Думы и Правительства? Что это дало людям?

- Более чем в два раза увеличились темпы строительства жилья. Если в 2004 году объем ввода жилья составлял около 39 млн квадратных метров, то в 2015 году был поставлен рекорд - 85,3 млн квадратных метров. Благодаря развитию ипотеки и принимаемым мерам по снижению процентной ставки, люди начали покупать жилье. В 2004 году было выдано 14 тысяч ипотечных кредитов на общую сумму 19 млрд рублей, а спустя 10 лет, в 2014 году, было выдано больше 1 миллиона кредитов на сумму более 1,5 трлн рублей, в 2015 - 1,1 трлн руб.

В этом году Госдума при поддержке президента приняла законы, которые, вместо прежней задачи "как можно больше жилья, больше квадратных метров любой ценой", позволят решать задачу следующего уровня - "создание комфортной среды для проживания граждан". Почему возникла эта инициатива?

- Людям важно не просто обзавестись жильем, им должно быть комфортно жить в этом пространстве, будь то новый микрорайон или квартал в старой застройке. Должно быть удобно добираться на работу, водить детей рядом в детсад, школу, в поликлинику. Рядом должны быть и места для отдыха, для занятия спортом. Должны быть парковочные места, зеленые зоны. А за последние десятилетия из-за проводимой правительством градостроительной политики, когда для застройщиков фактически не было ограничений и жестких требований, выросло много микрорайонов, кварталов без такой инфраструктуры. Буквально "каменные джунгли". За примером далеко ходить не надо - все знают новый микрорайон в Павшинской пойме в Красногорске.

Еще в 2004 году при принятии пакета законов по повышению доступности жилья мы в Госдуме спорили с правительством, объясняли, что строительство без необходимых ограничений и согласований приведет к появлению микрорайонов без необходимой инфраструктуры. Ряд норм законодательства удалось изменить, но общая концепция осталась. В итоге такие микрорайоны и появились. И особенно в Подмосковье как очень привлекательном для жизни регионе.

При этом правительство пальцем не пошевельнуло, чтобы ввести механизмы регулирования застройки при таком взрывном спросе, - доходы в бюджет идут от налогов, и хорошо. А проиграло коренное население, проиграл в целом облик того же Красногорска, проиграли наши дети, проиграло будущее города, будущее района.

Изменит ли новый подход ситуацию в Подмосковье? Прекратится ли строительство микрорайонов без инфраструктуры? Что дают новые законы?

- Ситуация должна измениться и в Подмосковье, и по всей стране. Теперь никакие проекты застройщиков не будут утверждаться, пока в жилых кварталах не будет запланирована необходимая социальная и транспортная инфраструктура. Кроме того, теперь все строительство должно согласовываться с местными властями, с архитектурным сообществом.

При этом мы дали местным властям необходимые инструменты регулирования застройки: и возможность устанавливать нормативы градостроительного проектирования, и возможность жесткого территориального планирования, и возможность регулирования застройки на приобретенных участках.

Кстати, эти меры отчасти направлены и на решение еще одной важной задачи - поставить заслон точечной бессистемной застройке в городах, вследствие которой города теряют свой исторический и архитектурный облик. Исторические районы застраиваются иногда совершенно "нелепыми" домами, которые не вписываются в архитектуру города. В Красногорске многие дома, которые я помню с детства, просто снесены бульдозером. Хорошо, прогресс не остановишь, но то, что там понастроено, никуда не годится.

В этом отношении очень отличается западная градостроительная политика. Там в исторической застройке, во многих местах вообще запрещено что-либо сносить или перестраивать. Если разрешено все-таки новый дом построить, то с соблюдением жестких требований, в том числе и по площади, и по стилю. Любую реконструкцию должен утвердить местный архитектор. И не дай Бог, если вы смените облик дома в исторической застройке. Заставят все обратно вернуть, еще и штрафы огромные наложат.

Остались ли еще в Красногорском районе места, любимые Вами с детства?

- Слава Богу, осталось наше Архангельское, заповедник Лохин остров, Ивановские пруды, милые моему сердцу, наш городской парк. Многое удалось сохранить. И мы обязаны сделать все возможное, для того чтобы наши дети, внуки, правнуки жили в комфортной среде.

М. ПЕТРОВ.

Меры направлены на решение одной важной задачи - поставить заслон точечной бессистемной застройке в городах, вследствие которой города теряют свой исторический и архитектурный облик".